Давид Гильберт

“Каждый человек имеет некоторый горизонт взглядов. Когда он сужается и становится бесконечно малым, то превращается в точку. Тогда человек говорит: “Это моя точка зрения.”
⁃ Давид Гильберт

Плач о России

Настали тёмные времена, тёмные времена Россиюшки... забвение для правды, мрак для справедливости, тьма для милосердия.
Осознающие опускают глаза.

Медитация

Ты становишься на углу оживленной улицы и представляешь, что тебя здесь нет. Вернее, тебя нет вообще. Пешеходы идут, сигналят машины, открываются двери магазинов, сменяются пассажиры на остановке. То есть в принципе мир продолжает жить и без тебя. Понимать это больно. Но важно...
Сергей Бодров мл.

Тема власти

Вот что я думаю, наблюдая...
Люди так или иначе вращаются в отношениях власти и подчинения. Как будто оставшись за бортом данной взаимосвязи они потеряют свое Я, внутренний стержень. Если ты не господин, то значит слуга, никак иначе.
И вот эта вот самоидентификация, в которой никто не отдает отчет себе чаще всего, составляет основу этой ежедневной борьбы с соперниками и с самим собой.
Но чтобы существовал начальник, господин, лидер, родитель, царь батюшка, господь бог, "яжемужик", обязательно нужно наличие контрпозиции - того, кто станет, подчиненным, рабом, ведомым, инфантом, слугой, паствой, дурой-бабой и проч.
И тогда сама концепция силы, власти, верховенства как бы самонивелируется, профанруется своей собственной относительностью. По существу такая власть опирается на кого-то другого, а значит не имеет ничего общего с внутренней силой.

Управляй собой! Ты сам - и господин себе, и слуга.
но это так трудно... стресс, усилие, отдаленный результат.. нее.
проще бороться с другими - это быстро насыщает самооценку и...
...делает таким уязвимым.
Всегда найдется тот, кто сильней, богаче, умней, совершеннее в чем-то.
Победить невозможно.
Хотя бы ту же смерть.
Но это можно сделать с собой -
каждый раз побеждая себя предыдущего и рождаясь в новом качестве.
И вот эта штука - она работает бесконечно и безотносительно других "победителей".
И даже когда ты стар и слаб, ты все же силён.